Как Давид сразил Голиафа: о методах борьбы с терроризмом

Главное оружие России – смыслы и Идея. Интервью в газете Махачкалинские известия, 14 июля 2017
Для того, чтобы что-то продвигать с помощью новейших информационных технологий, нужна идея, смысловая альтернатива. Если её нет, то, какими бы ультрамодными средствами продвижения ты ни обладал, тебе просто нечего продвигать. У нас нет самого предмета для продвижения. А у них он есть.

Махачкалинские известия: Валерий Михайлович, вы приехали в Дагестан с целым курсом лекций. На какую аудиторию они рассчитаны, что хотите донести до дагестанской публики?

Валерий Коровин: Изначально, подразумевалось собрание целевой аудитории – это люди, которые профессионально занимаются противодействием экстремизму и терроризму – государственные служащие, представители силовых структур, журналисты, блогеры. Но в итоге формат открытый – посетить лекции смог любой желающий, задать вопрос, который он считает важным и острым для Дагестана. Я стремлюсь спровоцировать необходимость мыслить.

Мы живём в безыдейном, бессмысленном обществе, где базовые категории отторгаются за ненадобностью, отчего мы концептуально проигрываем террористам, у которых четкая мировоззренческая модель. Те, кто с ними борется, рассчитывают только на репрессивный аппарат государства, на силовые структуры и очень слабо ориентируются в концептуально-смысловых, философских, идейных предпосылках терроризма и экстремизма. Поэтому я хочу вернуть интеллектуальное, медийное и экспертное сообщество Дагестана к необходимости мыслить, разбирать основной комплекс идей, которые движут людьми, изучать их. Начиная с геополитики, которая лежит в основе поддержки терроризма как явления, вскрытия интеллектуальных центров – атлантистских, западных, под руководством Вашингтона – которые используют терроризм для давления на Россию, чтобы реализовать свои геополитические концепты; и заканчивая интеллектуально-философским сообществом, которое должно вскрыть онтологию этого явления, для того, чтобы на её основе описать альтернативы того, что продвигают проповедники терроризма. Они действуют на очень поверхностном уровне, но даже он для нынешнего разложившегося общества является очень глубоким и непостижимым. Как тогда можно противодействовать этому явлению, если мы не знаем основ того, о чём они говорят?

Махачкалинские известия: На одном из семинаров вы озвучили идею о том, что для борьбы с терроризмом необходимо применять контртеррористическую стратегию – исследовать идеологические основы, этносоциологическую теорию, начинать с межэтнических отношений и т.д. Почему вы так считаете? Ведь многие уверены, что основная проблема людей, ушедших в экстремизм, – низкая социальная вовлечённость, безработица и отсутствие каких-либо перспектив.

Валерий Коровин: Это одна из причин, возможно даже важнейшая, но это недостаточное объяснение. Существует определенный психотип людей, социально активных, пассионарных, с переизбытком энергии, ищущих смыслы – именно они пополняют террористические ряды, не находя ответов на свои экзистенциальные вопросы о смыслах бытия.

Решением бытовых вопросов – зарплатами, социальными лифтами довольствуется пассивное большинство, но меньшая и наиболее активная часть остаётся неудовлетворенной такими исключительно бытовыми ответами. Хотя, безусловно, стремление к справедливости и постижению некоего баланса соотношения уровня жизни и отсутствие социальных лифтов провоцирует терроризм и экстремизм и является серьёзной проблемой. Её устранение позволит спасти многих молодых людей от попадания в террористические сети.

Государство способно использовать любого человека во благо, если оно уделяет ему внимание. Если оно игнорирует человека и перемещает на периферию, он становится добычей, объектом воздействия для террористов, которые потом используют его против государства.

Получается, что представители самой активной части общества, лучшие люди часто становятся достоянием экстремистов, а не государства, которое не наладило инструмента работы с ними, не научилось вовлекать их в созидательную деятельность и жизнь страны. Это, конечно, фатальный просчёт, и с ним нужно что-то делать.

Махачкалинские известия: Крупные террористические организации, такие как ДАИШ, используют для привлечения в свои ряды разные методы, в том числе и мультимедийные – видеоролики для YouTube, снятые с использованием самой новейшей техники. Что сегодня может в ответ предложить противоборствующая сторона?

Валерий Коровин: Смыслы, идеи, мировоззренческие альтернативы. Ибо для того, чтобы что-то продвигать с помощью новейших информационных технологий, нужна идея, смысловая альтернатива. Если её нет, то, какими бы ультрамодными средствами продвижения ты ни обладал, тебе просто нечего продвигать. У нас нет самого предмета для продвижения. А у них он есть.

Наличие высокотехнологических средств для пропаганды идей исламизма лишний раз подчеркивает их связь с атлантистскими, западными, американскими интеллектуальными стратегическими узлами. Они являются заказчиками такой деятельности, используя эти идеи в своих геополитических целях. Через них проходит финансирование, может быть, опосредованно через некие прокси-узлы, находящиеся в Катаре или Саудовской Аравии. Делается это по заказу Вашингтона, через союзников США для продвижения идей доминирования глобального Запада.

ДАИШ и им подобные американские сети - это инструмент для реализации американской геополитической модели. За счёт средств американских союзников и поддерживается высокий технологический уровень их пропаганды.

Мы должны действовать ассиметрично. То, что становится привлекательным на уровне идеи, невозможно компенсировать за счёт технологических изысков. Если идеи наши будут состоятельны, то мы, как Давид сможем сразить этого Голиафа – американского монстра с его террористическими сетями, нашпигованного самыми высокими технологиями.

Махачкалинские известия: Почему, на ваш взгляд, такие сети, как ДАИШ в качестве основного метода использует устрашение? Те же показательные казни, насилие, жестокость… Они ведь могли пойти другим путём – стать эдакими миссионерами-гуманистами, несущими добро в массы.

Валерий Коровин: Потому что они не ориентируются на массы, им они не нужны. Они хотят привлечь на свою сторону самых активных представителей общества, которых фасцинирует, околдовывает радикализм, непримиримость, стойкость, последовательность, героический образ. Это подростки, молодые люди, не довольствующиеся тем обывательским контекстом, который им предлагает обычное, нормативное общество. Именно на них рассчитана пропаганда ДАИШ. Что эта террористическая организация будет делать с обывателями – тетушками с авоськами или с обычными мужчинами, обеспечивающими свои семьи, и работающими по 16 часов в сутки? Им нужны люди с избыточной энергией, люди мыслящие, энергию которых можно конвертировать в экспансию. На них и рассчитана эта яркая и страшная для обывателя, но привлекательная для психоактивного типа личности пропаганда.

Махачкалинские известия: Каким вы видите развитие патриотического воспитания в стране? Достаточно ли того, что сегодня делает наше государство и как, на ваш взгляд, воспитать настоящих патриотов, но не уйти при этом в «ура-патриотизм»?

Валерий Коровин: «Ура-патриотизм» – это неплохой формат, который тоже очень важен, поскольку обращен к массам, вовлекая широкие слои, которые неспособны по своей ментальности погрузиться в какие-то нюансы. Они довольствуются внешними, визуальными, простыми образами. Это важно, но патриотизм должен затрагивать все уровни восприятия, потому что активное меньшинство не принимает «ура-патриотизма», а копает глубже.

Патриотизм необходимо прорабатывать на всех уровнях. С этим и проблема. Мы не разрабатываем патриотические концепции, модель и идеологию на том уровне, который удовлетворил бы активную, мыслящую часть общества. В таком случае мы становимся достоянием террористических исламистских сект. Ведь что такое патриотизм? Patrio – наследие предков, первых отцов, - он основан на Традиции. Не развивая этого, мы ни о каком серьёзном патриотизме говорить не можем и вынуждены довольствоваться поверхностным, лозунговым форматом, которого тоже необходим, но недостаточен..

Махачкалинские известия: В одном из своих интервью вы говорили, что Дагестан – это триггер российской государственности. Почему именно наш регион, а не та же Чечня или Ингушетия?

Валерий Коровин: Триггер – это, в данном случае, точка раздвоения, выбора пути. Именно от выбора Дагестана и его позиции в момент вторжения боевиков Шамиля Басаева в республику зависело – станет ли Кавказ местом продвижения этих геополитических, мировоззренчески чуждых идей. Если бы Дагестан откликнулся и поддержал эту идею дальше, по принципу домино и все остальные республики поступили бы точно так же. Так как Дагестан отторг эти идеи, настоял на традиционной форме ислама, то все остальные народы поняли, что это выбор какой-то маргинальной группы внутри чеченского общества, которое впоследствии тоже их отторгло. Выбор Дагестана стал переломной точкой, определяющей будущее и для Кавказа, и для России.

Опубликовано в газете Махачкалинские известия

14.07.2017

18 августа 2017
comments powered by Disqus
     
Яндекс цитирования